Сети vs телеканалы

Admin

Информация

Сети vs телеканалы

Без малого 20 лет главным локомотивом популярности партий и политиков были и по сей день еще остаются общенациональные телеканалы. Во второй половине 90-х национальные телевизионные каналы стали обретать в Украине роль главного инструмента политической кампании. В то время главным каналом страны во всех отношениях был «Интер». Его новости формировали информационную повестку страны, по крайней мере для политической и административной элиты. Президент Леонид Кучма в 20:00 садился у телевизора и смотрел вечерний выпуск «Подробностей». Также он обязательно смотрел воскресный выпуск «Подробностей недели». Слухи об этом (при помощи тогдашних владельцев канала и менеджеров, руководивших службой информации «Интера») быстро разошлись среди чиновников высокого звена и людей, работавших над политической карьерой. И доступ к присутствию в теленовостях утвердился как особая валюта. Там, где речь шла о политике, эту слугу нельзя было просто купить; одних только денег было мало.

Так владение телеканалом стало обязательным атрибутом статуса олигарха. И вот уже к 2006 году «1+1», СТБ, Новый канал, ICTV и «Украина» предлагают стране и политикам новости, итоговые информационно-аналитические передачи, а также формат разговора с гостем студии на политические темы. На парламентских выборах 2006 года цена доступа к телеэфиру национальных каналов уже исчисляется десятками миллионов долларов.

Параллельно в стране развивались технологии полевой работы. В конце 90-х годов сразу нескольким людям в голову приходит идея о том, что прием сетевого сбыта товаров а-ля Гербалайф может быть полезен при проведении избирательных кампаний. В 2002 году на мажоритарных округах начинают устойчиво создаваться сети, построенные на финансовой мотивации. Деньги раздаются от имени кандидата либо прямо, либо под легендой найма нескольких тысяч агитаторов с подписанием договора об агитации в пользу кандидата. Оказывается, что это более экономный путь к победе, чем масштабное и неперсонифицированное благоустройство всего округа накануне выборов.

Долгое время созданные под выборы сети жили в партизанском режиме. Сотники были законсервированными агентами и «просыпались» накануне очередной избирательной кампании. Наиболее «продвинутые» руководители городов и областей лоббировали назначение сетевых «сотников» и «тысячников» главами, а также руководителями различных департаментов районных и областных администраций и мэрий.

Теперь появляется вопрос: как сохранить созданную сеть в наиболее полном масштабе, чтобы не строить все заново в случае досрочных парламентских выборов. Можно ли не просто сохранить сети физически, а поддерживать их дееспособность и превратить в политический ресурс на межвыборный период?

С одной стороны, почему бы не создавать все сначала? Вроде бы построение сети методически описано и технологизировано, и сеть может быть развернута буквально в течение месяца. Однако в этом и проблема. Эта работа по-прежнему сложна, однако перестала быть ноу-хау. И теперь любой конкурент, у которого есть 2 млн. долларов на мажоритарную кампанию, может себе позволить попытку создания собственной сети.

Эта доступность несет в себе риск того, что на округе могут столкнуться две мотивационные сети. И это уже проблема. Когда мотивационная сеть действует один на один с избирателями, она очень эффективна. Ведь мотивация голосовать прежде всего иррациональная: «появился хоть кто-то, кто уделил мне внимание и хоть что-то для меня сделал» и «подписал социальный договор – значит должен». Но когда у мотивационной сети появляется аналогичный конкурент и на округе разворачивается активная раздача благ, эти мотивации ослабляются. В результате обе сети работают со значительно меньшей эффективностью и перестают быть решающим фактором успеха кампании.

Что может служить цементом для сетей на межвыборный период? Деньги для этого не подходят. Во-первых, речь идет о больших суммах, как в абсолютной величине, так и относительно стоимости кампании с нуля. Во-вторых, к материальным благам очень быстро начинают относиться как к должному; и любое сокращение этих благ уже работает политику «в минус».

Оптимальным ответом на этот вопрос является реконструкция имеющейся сети или создание новой сети как сообщества взаимопомощи. Внутри этого сообщества участники оказывают услуги друг другу, а также кооперируются для взаимодействия с местными властями с целью отстаивания своих прав и удовлетворения своих потребностей. Сеть, имеющая горизонтальные каналы коммуникации и вооруженная протоколами публичной и формальной претензионной и лоббистской работы с местными властями, представляет собой жизнеспособный и эффективный политический инструмент. Устроенная таким образом сеть неминуемо демонстрирует локальные успехи и активизирует граждан. Этот инструмент позволит не только обеспечить победу на выборах на охваченной такой сетью территории, но и решать значительный круг задач в межвыборный период.

Горизонтальные сети станут едва ли не главным ресурсом будущего избирательного цикла «парламент-президент-местные выборы». Влияние телеканалов по-прежнему будет велико, но уже не будет безальтернативным. Наиболее успешными и эффективными на выборах станут те политики и партии, которые смогут создать локальные непрерывно работающие сети-сообщества как основные каналы политической коммуникации. Собственно как это и происходит в так называемых развитых демократиях. Люди доверяют главным образом тому, кого знают. Доверие к информации, внедренной через такую сеть, будет значительно выше, чем доверие к СМИ. Локальная сеть дает политику прямой или почти прямой  контакт с избирателями. А прямой контакт с избирателем играет решающую роль в политической кампании.

Максим Карижский 

 ucss.com.ua

Основатель UCSS и Академии политических технологий.