Кавалеры георгиевской ленты

Admin

Информация

 

Кавалеры георгиевской ленты

Нестор Шуфрич заявил, что «мы никогда не откажемся от гвардейской ленты». Александр Вилкул регистрировал законопроект, «который уберет запрет на использование боевого Знамени Победы». Это последняя и по факту программная активность лидеров «Оппозиционного блока» продемонстрировала, что с собственной идеологией в объединении туго. «Оппоблок» продолжает оставаться лодочкой, привязанной к корме ледокола «Путин», и с каждым новым поворотом судна ее швыряет то в одну, то в другую сторону.

Зачем же партия продолжает болтаться в кремлевском кильватере, а ее лидеры работают политкорректными декодерами сигнала Останкинской башни, адаптированными под украинское законодательство?

Очевидно, что «гвардейская», она же георгиевская, лента и «знамя Победы» в Украине давно стали эвфемизмами для таких слов как «Путин», «Россия», «триколор». Для чего в «Оппоблоке» так настойчиво пытаются связать себя с этими понятиями? Хотят нарастить число своих сторонников? Стоит вспомнить результаты ноябрьского опроса социологической группы «Рейтинг». На вопрос "Как вы оцениваете отношение к ряду стран?" о России только 3% респондентов ответили "очень хорошо", а еще 13% - хорошо. При этом 21% украинцев назвал отношение к России нейтральным, а 59% - плохим. При этом 16% опрошенных заявили о негативном отношении к США. Рискнем предположить, что совпадение не случайно и иллюстрирует валидность опроса. Эти 16%, любящих Россию и ненавидящих Америку – одни и те же люди. И это люди, которые и так проголосуют за «Оппоблок», по-крайней мере, до появления внятного левого проекта. А вот новых избирателей такие заявления и действия не привлекут. Педалирование кремлевской повестки не увеличивает электоральную базу, оно увеличивает лишь антирейтинг, увеличивает лишь количество людей, которые никогда не проголосуют за партию, мобилизует их.

Используя такую риторику, «Оппоблок», если вспомнить пелевинскую терминологию, выступает в роли клоунов, работающих не только на кремлевских п…в, но и на п…в с Банковой и Грушевского. Потому что такие заявления и действия «Оппоблока» – кормление патриотических троллей, которыми являются 99% коалиционных политиков. Такая активность «Оппоблока» дает власти основания сказать: «Да, злоупотребления и непрофессионаозим, конечно есть… Но мы патриоты, мы любим Украину! И только мы можем сдержать, и сдерживаем агентов российского влияния с гвардейскими лентами. И если не мы, то уже завтра они сдадут Украину Путину». В свою очередь «Оппоблок», транслируя эти сообщения, как бы говорит: «Нас все устраивает – и коррупция, и непрофессионализм, и отсутствие реформ… Вот только ленточку признайте и знамя Победы».

Лидерам партии стоит определить, чего они хотят. 15% как потолок, если все придут и если честно посчитают, или 32-34%, как на парламентских выборах 2006 и 2007 годов (результат Партии регионов, преемником которой является «Оппоблок») ? Если последнее, то следует вспомнить, как и почему Партия регионов смогла взять реванш после тотального поражения в ходе Оранжевой революции. Партия смогла вернуться потому, что не пыталась противостоять соперникам идеологически. Она выступала не как идеологическая, но как управленческая альтернатива! На фоне популистов, бездарей и казнокрадов-«любих друзів» партия избрала единственно верное рациональное позиционирование – как проверенных опытных управленцев, пресловутых хозяйственников. Да, кто-то из них подозревался в коррупции, кто-то имел ореол «авторитетного» бизнесмена и т.п., но экономический результат, который был у этой команды, казался очевидно лучшим, чем у людей, пришедших им на смену.

Такая стратегия является доступной для партии и сегодня. Нужны только иллюстрации эффективного управления, осуществляемого крупными фигурами партии. В этом смысле, кстати, «Оппоблоку» стоило бороться не за георгиевскую ленточку, а за Геннадия Кернеса, под руководством которого Харьков поднялся в топ-5 украинских городов по качеству жизни. Результаты местных выборов в Харькове свидетельствуют о том,  что при наличии явных управленческих успехов избиратели склонны закрывать глаза и на прошлое объекта их поддержки, и на его идеологические предпочтения и даже на их отсутствие. Отказ от кремлевской повестки и формирования собственной (суть которой может состоять в критике экономической и социальной политики власти и предъявлении обществу собственных управленческих успехов) не только обеспечит рост электоральной базы партии, но и будет способствовать стабилизации политической ситуации в стране. И это, кстати, тоже можно выгодно «продать» избирателям, как в 2006.

Собственно, сегодня партия стоит перед выбором своего будущего – кем она станет – партией украинских консерваторов, ориентированной на интересы крупного и среднего бизнеса, или новой КПУ - партией российских гауляйтеров (более или менее явных) на территориях, которые не завоеваны и вряд ли будут когда-нибудь завоеваны.

ucss.com.ua

Андрей Горобчук

Максим Карижский, Основатель UCSS и Академии политических технологий.